УДК 908


Родикова Лада Валерьевна, педагог дополнительного образования, ОБОУ ДОД «Центр туризма, краеведения и экскурсий», г. Курск

e-mail: ladavalerevna@mail.ru


«БЕЛГОРОДСКАЯ ЧЕРТА» Л.Н. ПОЗДНЯКОВА КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК (ПО МАТЕРИАЛАМ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА КУРСКОЙ ОБЛАСТИ)


Аннотация. Статья посвящена анализу содержания рукописи Л.Н. Позднякова «Белгородская черта», содержащей ценные сведения о заселении Курского края, его первых жителях, особенностях их быта и пр.

Ключевые слова. Курский регион, XVII век, краеведение.


Rodicova Lada V., teacher of additional education, OBO DOD "Center of tourism, Ethnography and excursions", Kursk

e-mail: ladavalerevna@mail.ru


"THE BELGOROD LINE" L. N. POZDNYAKOVA AS A HISTORICAL SOURCE (ON MATERIALS OF THE STATE ARCHIVE OF THE KURSK REGION)


Abstract. The article is devoted to the analysis of manuscripts of L.N. Pozdnyakova "the Belgorod line", which contains useful information about settling Kursk region, its first inhabitants, their life, etc.

Key words. Kursk region, XVII century, local history


Л.Н. Поздняков (1882–1953) – известный курский архивист, краевед, хранитель дореволюционных фондов Курского исторического архива (сейчас Государственный архив Курской области). Он исследовал процессы заселения курского порубежья в XVII веке, историю отдельных населенных пунктов Курского края. Его труды упоминают профессиональные историки при исследовании процессов заселения и освоения региона [1].

К сожалению, печатных работ Л.Н. Позднякова не много [2], в его личном фонде, в Государственном архиве Курской области (далее ГАКО), собраны многочисленные черновики его статей и заметок. Сохранился его доклад «Об использовании документальных материалов», где он подчеркивал необходимость работы с документальными источниками, в том числе и дореволюционными. В 2008 году в монографии Н.Д. Борщик [3, с. 137–157] была опубликована рукопись Л.Н. Позднякова «Белгородская черта», которая до сих пор мало известна в региональной историографии.

Сочинение представляет собой набранный на печатной машинке текст с многочисленными авторскими поправками и вставками [4]. Рукопись состоит из 5 глав: «Оборона рубежей – один из участков в деле создания Московского национального государства», «Предпосылки к созданию Белгородской черты и ее закладка», «Описание Черты. Ее укрепление. Воинские силы, вооружение войск и крепостей», «Население на Черте, его быт и подвиги», «Значение Белгородской черты и ее падение».

Ценность труда Л.Н.Позднякова в том, что он использовал при написании работы многочисленные документы XVIXVII веков (царские грамоты, переписные книги и т.д.), не сохранившиеся до наших дней. Рукопись начинается с описания различных местностей Курской области, где сохранились «длинные валы иногда в один, иногда в два метра высотой, насыпанные без всякой казалось бы причины в незаселенной местности». Автор предположил, что эти земляные валы являются остатками оборонительных сооружений, т.е. «знаменитой когда-то Белгородской черты, более ста лет преграждавшей неприятелям доступ на русские земли».

Автор сообщает, что к 50-м годам XVI века на степной окраине Московского государства существовало две оборонительные линии из укрепленных городов–крепостей (засечные черты), самыми южными из которых были Рыльск, Путивль и Тула; почти вся территория Курского края до конца XVI века находилась за пределами оборонительной линии Московского государства. Автор указывает, что местность Курского края была «ареной борьбы между Московским государством и Литвой», но и «татары не оставляли посягательств на этот край».

Л.Н. Поздняков приводит многочисленные свидетельства из челобитных, царских грамот, писцовых и переписных книг о многочисленных опустошительных набегах литовских и татарских отрядов, причинявших «огромное опустошение» Курскому краю. Автор отмечает, что политика Московского государства по заселению и освоению южных рубежей «была неуверенной». Власти предпочли не возводить новые крепости, а строить укрепленные остроги в уже населенных местах. Другими словами, политика царских властей состояла, по мнению Л.Н. Позднякова, в следующем. Из уже укрепленных городов «станицы (конные и вооруженные отряды) разъезжали далеко на юг, юго–восток для дозора за татарскими шайками». Они в степи основывали «сторожи» – небольшие оборонительные укрепления, опорные пункты для разъездов «откуда своевременно можно было получить весть о приближении татар». Под их прикрытием появлялись «заимки» и «починки» – вначале временные места для проживания.

С течением времени сторожи становятся охранными пунктами для местного населения и укрепляются, превращаясь в города–крепости. Строительство новой линии укрепленных городов начинается с «возобновления» старых. В 1596 году был «возобновлен» Курск, ранее – в 1586 г. отстроен Воронеж, в 1593 г. – Белгород. В первой половине XVII века строятся новые укрепленные города: Тамбов (1636 г.), Обоянь (1638 г.), Хотмыжск (1641 г.) и т.п.

Поздняков считал, что таким образом была основана новая оборонительная линия, под названием Белгородская черта. По мнению Н.Д. Борщик, «в рамках государственной политики по укреплению южных и юго-западных российских рубежей Московского царства в XVII веке был возведен или заново отстроен целый ряд городов-крепостей» [5]. В дальнейшем московское правительство сочло возможным строить укрепления в незаселенных местах. Выбор места для будущего города производился особыми уполномоченными, которые учитывали все необходимые условия: наличие леса (строительный материал), годных для пашни земель, стратегические преимущества (хороший обзор), естественные преграды и т.д.

Естественно предположить, одних укрепленных городов было недостаточно, т.к. они не могли обеспечить безопасность «московских окраин». Татарские отряды могли прорываться между городами. Поэтому со второй половины XVII века все города на Черте были связаны между собой сплошной линией укреплений. В общей сложности Белгородская черта протянулась примерно на 1000 км: от города Ахтырки (ныне Сумская область Украины) до города Козлова (Воронежская область). К 1678 году Белгородская черта представляла собой крупное оборонительное сооружение с 27-ю городами и разного рода укреплениями.

Л.Н.Поздняков указывает, что большинство населения городов Черты составляли служилые люди, численность которых колебалась от 300 до 3000 человек, причем в 10 городах численность гарнизона была больше 1000 человек. Значительную часть из них составляли «дети боярские», стрельцы, казаки, драгуны. В городах на Черте несли службу и войска «иноземного строя». Судя по «разборным книгам» Курского уезда, данные из которых приводит Л.Н.Поздняков, вооружение гарнизонов состояло из огнестрельного и холодного оружия. Кроме того, в острогах имелось артиллерийское вооружение.

Мирное население в городах Белгородской черты состояло из «сведенцев» и «сходцев». «Сведенцы» переселялись по царскому указу на временное или постоянное жилье для несения службы. «Сходцы» добровольно переселялись из «старых» городов. Частично это были крестьяне, самовольно бежавшие от своих хозяев из-за усиления налогового гнета. Другая часть новоселов – свободные люди, которые переселялись на Черту из-за возможности приобрести земельный надел. Л.Поздняков отмечал, что жизнь мирного населения Белгородской черты была полна опасностей по причине частых набегов литовцев и татар: «Здесь не было ни фронта, ни тыла, в борьбе участвовало все население. В борьбе этой, напоминавшей партизанскую войну, участвовал весь народ».

Л. Поздняков считал, что благодаря созданной в середине XVII века Белгородской черте, охватившей южные окраины Московского царства, «были созданы условия для нормального развития производительных сил». Поэтому значение Белгородской черты состоит не только в ее оборонительной функции, но и в создании благоприятных условий для дальнейшего хозяйственного освоения этого региона.

Таким образом, Л.Н.Позднякову удалось систематизировать и обобщить известные ему документы XVII века, а его работа «Белгородская черта» выступает как достоверный источник о событиях времен основания Курска.


Список литературы

  1. Борщик Н.Д. Курск и куряне в XVII в. // Новый исторический вестник. 2009. № 1 (19). С. 14–20.

  2. Поздняков Л.Н. История застройки г. Курска // Курский архивист. – 1932. – № 2. – С. 22–35.

  3. Борщик Н.Д. Состояние учета населения Курского края в XVII веке. – Воронеж, 2008. – 185 с.

  4. Государственный архив Курской области (ГАКО). – Ф. Р–967. – Оп. 1. – Д. 8.

  5. Борщик Н.Д. Исторические особенности управления городами Курского края в XVII столетии // Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета. 2014. № 3 (31). // [Электронный ресурс] URL:  http://scientific-notes.ru/pdf/030-029.pdf. (дата обращения: 28.03.2016).

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2016 Лада Валерьевна Родикова