НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК КРЫМА, 1(1) 2016

УДК 327.82


Малышев Дмитрий Аркадьевич, кандидат исторических наук, доцент кафедры новой и новейшей истории Таврической Академии Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского

e-mail: darkmalyshev@mail.ru


АРАБО-ИЗРАИЛЬСКИЙ КОНФЛИКТ В КОНЦЕ ХХ ВЕКА: ПРОБЛЕМА МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ


Аннотация: на сегодняшний день в мире существует огромное количество этнических конфликтов, которые находятся в разных фазах своего развития, и многие ещё ждут своего окончательного разрешения. Однако, неоднократные попытки их урегулирования не раз терпели крах, приводя к эскалации противостояния. Весьма показательным в этом плане был и остаётся ближневосточный конфликт и его ось – арабо-израильское противоречие. Изучение этапов и итогов мирного процесса в последнее семилетие ХХ века может помочь нынешним дипломатам и политикам избегать ошибок своих предшественников при урегулировании любых этнических или конфессиональных конфликтов.

Ключевые слова: арабо-израильский конфликт, Палестина, Ближневосточный конфликт.


Malyshev Dmitry, Candidate of Historical Sciences, associate professor of V.I. Vernadsky Crimean Federal University


ARAB-ISRAEL CONFLICT AT THE END OF XX AGE: PROBLEM OF PEACEFUL SETTLEMENT


Annotation: to date in the world there is an enormous amount of ethnic conflicts which are out-of-phase the development, and many wait the final permission yet. However, the repeated attempts of their settlement stood a crash not once, resulting in escalation of opposition. A very model in this plan was and there is the Near-Eastern conflict and his axis – Arab - Israel contradiction. The study of the stages and results of peaceful process in the end of XX age can help present diplomats and politicians to avoid the errors of the predecessors at the settlement of any ethnic or confessional conflicts.

Keywords: Arab-Israel conflict, Palestine, Near-Eastern conflict.


Мадридская конференция (1991 г.) явилась начальным этапом переговоров, послуживших двигателем мирного процесса на Ближнем Востоке. Важным её итогом стало то, что ранее находившиеся в постоянной конфронтации стороны – евреи и арабы, впервые после заключения Кэмп-дэвидских соглашений (1979 г.) столкнулись с необходимостью проведения переговоров.

Следующей ступенью в переговорах стала Вашингтонская конференция, 10 изнурительных этапов которой совершенно не сдвинули дело с места. Президент Сирии Хафез Асад касаемо сложившейся ситуации сказал: «Если мадридский и вашингтонский раунды мирных переговоров оказались бесплодными, то дело в упрямстве правителей Израиля, которые возводят препятствия на пути мира, изо дня в день, твердя, что понимают мир как согласие арабов с передачей Израилю силой захваченной у них земли, что арабы обязаны считать оккупацию Израилем их земель законной мерой и передать эти земли Израилю в собственность. Эти бредовые мечты всегда гуляли в воображении захватчиков…Мы жаждем мира, призываем к нему, потому что в мире заключается подлинный интерес наш и нашего района мира. Однако мы подчеркиваем, что мир и оккупация арабских земель никоим образом не совместимы» [20, с. 103].

Вашингтонская встреча послужила следующим шагом к урегулированию арабо-израильско го столкновения. Немалое количество туров переговоров лишний раз доказало желание противоборствующих сторон достичь соглашения, способного удовлетворить интересы не только арабов, но и евреев.

Официальное возобновление переговоров состоялось в Вашингтоне в апреле 1993 года. Немаловажным является тот факт, что переговоры проходили параллельно с тайными встречами враждующих сторон в Осло.

20 января 1993 года в Осло при поддержке посредников из Норвегии стартовали засекреченные палестино-израильские переговоры. Вовлечение норвежской стороны произошло не спонтанно. Ш. Перес отмечал: «Место для переговоров было идеальным. В Норвегии никто не гоняется за сенсациями…И именно из-за того, что переговоры в Осло, в отличие от переговоров в Вашингтоне, были изолированы от средств массовой информации. Мы могли вести их месяцами» [12, с. 37]. В сентябре 1992 года между Яном Эгеланом, статс-секретарем министерства иностранных дел Норвегии и Й. Бейлиным было достигнуто соглашение о целесообразности использования «норвежского канала» переговоров. Секретные переговоры не обошлись без внимания палестинской стороны, представленной членами ООП. Также в них приняли участие заведующий отделом экономики ЦК ООП Ахмед Курис (Абу-Ала) и Хасан Асфур, занимающий должность секретаря комитета ООП по проведению мирных переговоров [14, с. 6].

Делегировав эмиссаров для переговоров с ООП без согласия И. Рабина, Й. Бейлин вышел за рамки своих полномочий. Информацию об этих контактах не удалось скрыть от премьер-министра. Усугубило ситуацию и то, что в тот же момент и от его имени Э. Рубинштейн, занимающий должность юридического советника министерства обороны, начал ведение переговоров с палестинской стороной в Вашингтоне. В конечном счете Й. Бейлин при содействии министра иностранных дел Ш. Переса добился от И. Рабина одобрения условий соглашений в Осло [30, с. 73].

Только после минимизации воздействия противников мирного процесса переговоры сдвинулись с мертвой точки. Уже во время второй встречи, которая состоялась в феврале 1994 года, были оформлены пробные варианты документов грядущего палестино-израильского соглашения. После нее прошли еще три встречи, по окончании которых в апреле 1993 года министр иностранных дел Израиля Ш. Перес делегировал в Осло своих представителей. Последующие восемь секретных встреч были проведены в этом же составе. Стоит отметить, что одновременно с ними проходили и официальные Вашингтонские переговоры, которые возобновились в апреле 1993 года. Далее наступило затишье, продлившееся около четырех месяцев. Оба состоявшихся раунда ни сколь не изменили ситуацию [25, с. 136]. 11 мая 1993 года на страницах арабских газет появился текст израильского проекта «заявления о принципах», который был передан палестинской делегации в ходке девятого раунда двусторонних переговоров. Было отмечено, что резолюции № 242 и № 338 являются отправной точкой переговоров между Израилем и палестинцами и что главная их цель достигнуть договоренности об условиях осуществления переходного самоуправления. Добиться этого можно было лишь с помощью делегирования палестинцам основной массы полномочий гражданской администрации; при этом за Израилем предполагалось сохранить ответственность за обеспечение безопасности рассматриваемых районов и, конечно же, самих израильтян. Палестинский исполнительный совет должен был быть сформирован из заранее оговоренного числа районных представителей. В основу его создания ложатся всеобщие свободные, прямые выборы от и среди палестинцев рассматриваемых районов; гражданская администрация Израиля в соответствии с согласованными положениями передает свою власть палестинскому исполнительному совету, к ведению которого будет отнесена также исполнительная и судебная власть [35, с. 76]. Арабы же должны были выполнить израильские условия: соблюсти неделимость Иерусалима, в переломный момент основой организации местной жизни палестинцев станет принцип самоуправления, при этом степень независимости останется на прежнем уровне; касаемо проблемы Голанских высот будет достигнут компромисс с Сирией, что исходило из требований безопасности Израиля, его степень будет находиться в прямой зависимости от изменений в отношениях между этими странами; не прекратится война с терроризмом [34, с. 40 – 41].

В своей речи высшему офицерскому составу вооруженных сил Израиля 12 августа И. Рабин заявил: «Мир теперь не против нас… Мир требует новых глобальных концепций, новых дефиниций» [11, с. 3].

Делегация ООП 18 августа 1993 года отправилась в Норвегию. Проект документа о преходящем палестинском самоуправлении в ночь на 20 августа 1993 года был парафирован палестинской и израильской делегациями [35, с. 76].

Для приобретения достигнутым соглашением юридической силы требовалось, чтобы ООП и Израиль признали друг друга. Стоит отметить, что руководство ООП не ставило своей целью получение признания Израиля, подтверждающего: а) аннулирование статей Национальной хартии, закрепляющих законность правового статуса Израиля; б) прекращение интифады, что, по мнению палестинцев, в условиях израильской оккупации не представлялось возможным.

9 сентября 1993 года председатель ООП признал государство Израиль. Подписание письма об этом происходило в штаб-квартире ООП в Тунисе. В нем Арафат говорил о факте признания ООП государства Израиль, а также о готовности к содействию в достижении мира и противодействию всем видам насилия, в том числе терроризму [37, с. 97 – 98]. Кроме того, он обратил внимание на то, что статьи Палестинской Хартии, отрицающие существование Израиля как такового, не имеют юридической силы. [17, с. 272]. Стоит отметить, что он выдавал желаемое за действительное, так как эти статьи не были официально отменены [32, с. 641]. 10 сентября 1993 года в Вашингтоне премьер-министр Израиля предпринял ответные действия в отношении ООП. Он написал письмо председателю ООП, в котором подтвердил факт признания правительством Израиля ООП как представителя палестинского народа, а также обратил внимание на необходимость проведения переговоров с ООП в рамках мирного процесса. Лидерам каждой из сторон были направлены приглашения в Вашингтон. [33, с. 158].

12 сентября 1993 года в Абу-Дисе на Западном берегу состоялась встреча членов оппозиционных ООП палестинских группировок. На Западном берегу Дж. Хамами состоялось заседание, в ходе которого лидер согласился с необходимостью формирования левыми группами единого фронта, призванного заменить лидерство ООП. Завершающим этапом стало соглашение по созданию фронта, достигнутое в Дамаске в октябре 1993 г. Стоит отметить, что в нем фигурировали представители десяти палестинских группировок [29, с. 133].

13 сентября 1993 г. была подписана Декларация о принципах, закрепляющих палестинское местное самоуправление в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан. Это событие произошло при участии И. Рабина, Ш. Переса как руководителей Израиля, Я. Арафата как лидера ООП, а также президента США Б. Клинтона [14, с. 8; 19, с. 68]. В декларацию вошли 17 статей и 4 приложения, которые закрепили процедуру проведения выборов, комплектование новых административных систем для осуществления поступательного политического, социального и экономического развития Западного берега и полосы Газа, а также совершенствования палестинских полицейских сил [38, с. 205 – 218].

Рамочное палестино-израильское соглашение провозгласило желание делегаций: во-первых, избавиться от состояния конфликтности и конфронтации; а также признать политические права обеих сторон; во-вторых, обеспечить безопасность и спокойную жизнь; в-третьих, достичь справедливого незыблемого тотального исторического примирения и урегулирования с помощью гармоничного политического взаимодействия [39, с. 142 – 144].

Каждая из сторон стремилась к созданию временного палестинского органа самоуправления, причем период его существования предполагалось ограничить сроком не более 5 лет. Не позднее 9 месяцев после получения соглашением юридической силы необходимо было провести выборы. Данное событие считалось подготовительный этапом к воплощению в жизнь прав палестинского народа, закрепленных законом. Передислокация израильских войск из полосы Газа и Иерихона ознаменовала начало переходного периода палестинского самоуправления. К компетенции палестинского местного самоуправления относились: образовательная сфера, сфера культуры, сфера здравоохранения, сфера социального обеспечения, сфера туризма и сфера прямого налогообложения [35, с. 78]. Помимо этого ООП столкнулась с необходимостью признания существования Израиля [21, с. 304]. С целью обеспечения внутреннего порядка планировалось создать палестинские полицейские силы. Обеспечение внешней безопасности, а также безопасности евреев сохранилось за Израилем. [14, с. 9]. Вступление в силу Декларации принципов и первоначальный выход израильских войск из полосы Газа и Иерихона необходимо было воспринимать как начало процесса передачи власти. Также накануне проведения выборов войска Израиля должны были покинуть пункты, в которых проживало арабское население. Предстоящие перемещения израильской армии необходимо было проводить не сразу, а по мере передачи ответственности за соблюдением порядка и поддержанием безопасности палестинской стороне. Касаемо проблемы Иерусалима каждая из сторон также была вынуждена пойти на немалые уступки: израильским руководством было принято содержательное расширение понятия «активное» и «пассивное» избирательное право. Это делалось для того, чтобы как можно быстрее решить, каким образом будут проходить выборы в Законодательный совет Палестинской администрации и как в нем будут принимать участие иерусалимские арабы. Протокол о характере и условиях выборов (пункт 1) гласит: «Палестинцы – жители Иерусалима имеют право на участие в процессе выборов по согласованию между сторонами». Протокол к Декларации закрепил необходимость обсуждения ряда вопросов, в том числе и иерусалимского, на заключительном этапе переговоров [15, с. 123; 36, с. 84 – 85].

13 октября 1995 года вступила в силу Декларация о принципах. Стоит отметить, что это произошло лишь через месяц после ее подписания [33, с. 159]. Премьер-министр Израиля состоявшуюся конференцию оценил так: «В Осло Израиль добился многого не только на словах. Мы получили уступки, без которых никогда бы не смогли подписать соглашения» [12, с. 53 – 54]. Подписание Декларации палестинцами рассматривалось как завершение оккупации и образование палестинского государства [22, с. 89].

Правые круги израильской общественности встретили соглашение резким протестом, поэтому практически сразу ринулись призывать народ к гражданскому неповиновению. В стране начались бурные демонстрации. В рядах палестинцев также были люди, не признающие это соглашение. ХАМАС, «Исламский джихад» и «Народный фронт» сообщили о своем намерении сделать все, чтобы сорвать его. Они были готовы даже к усилению деятельности террористов против Израиля [21, с. 304].

Подписание Декларации было поддержано странами Европы. Министр иностранных дел Бельгии В. Клэс обязался оказать финансовую поддержку ЕС. После этого палестинские территории стали получать еще более крупные суммы денег [32, с. 642]. Так закончился процесс, стартовавший в октябре 1991 г. в Мадриде [36, с. 85].

Совместная повестка дня была подписана главой иорданской делегации и его израильским коллегой 14 сентября 1993 года. Это был документ, касающийся центральных проблем двустороннего урегулирования [13, с. 123].

Действия сторон, направленные на искоренение конфликтных ситуаций, получили одобрение со стороны морового сообщества. В результате 10 декабря 1994 г. глава правительства Израиля Ицхак Рабин, председатель Палестинской автономии Ясир Арафат и министр иностранных дел Шимон Перес получили Нобелевскую премию за помощь в достижении мирного процесса на Ближнем Востоке и содействие разрешению израильско-палестинского столкновения [21, с. 310].

Ключевым достижением начала 90-х гг. ХХ века в миротворческом процессе стало признание сторонами конфронтации неизбежности бесконфликтного взаимодействия. Израильтяне получили лимитированные возможности самоуправления и признание, а палестинцы – признание и зыбкий мир. Это считалось незначительным сдвигом, но по сравнению с прошлым рассматривалось как прорыв к мирной и спокойной жизни на Святой Земле. Заключенное в 1993 году соглашение подарило надежду на разрешение арабо-израильского конфликта.

Начало претворения в жизнь Декларации принципов «Газа-Иерихон» было положено подписанием соглашения 4 мая 1994 года в Каире. В соответствии с данным соглашением войска Израиля должны были выйти из сектора Газа и Иерихонского анклава, тем самым освободив место для палестинских полицейских. Для решения возникающих вопросов здесь были учреждены органы самоуправления, деятельность которых должна была прекратиться через 5 лет [5].

Уход Израиля целесообразно было понимать как начало этого периода. В конце ожидалось, что переговоры приведут к полному урегулированию в исполнении резолюций № 242 и № 338 Совета Безопасности ООН и решению насущных вопросов, к которым относится следующее: статус Иерусалима, еврейские поселения, беженцы, мероприятия по поддержанию безопасности, границы, а также образование суверенного палестинского государства [1; 2].

Стоит отметить, что огромное влияние на происходящее оказывали радикальные составляющие арабского мира, которые по-прежнему выражали протест разделению Палестины на две части. После раскола в исполкоме ООП экстремисты объявили Я. Арафата предателем, инициатором «капитулянтского сговора» с Израилем и приговорили его к смерти. В этих условиях общественность перестала доверять правительству Израиля, а лидер оппозиции Беньямин Натаньяху в своей речи подверг критике мирный процесс как таковой [18, с. 131 – 132].

Несмотря на это онтогенез миротворческого процесса продолжался и 4 июля 1995 г. Шимон Перес уехал в Газу для того, чтобы встретиться с Ясиром Арафатом. По вышеупомянутым обязательствам в течении года правительство Израиля уступило палестинцам управление жизненно важными областями на Западном берегу и в секторе Газа. Помимо этого, в процессе ведения переговоров летом 1995 года к ним были добавлены местное самоуправление, промышленность, сельское хозяйство, топливо, торговля, почтовые услуги, статистика, занятость и страхование[18, с. 134].

Можно сказать, что 23 сентября завершились переговоры между делегациям Израиля и Палестины, которым также удалось подписать договор об исполнении второго этапа договоренностей Осло-2. В рассматриваемом соглашении предусматривалось распустить израильскую гражданскую администрацию и вывести израильские военные власти, а также планировалось передать полномочия и ответственность системе местного самоуправления палестинцев на промежуточной стадии. В новое соглашение были также включены положения о процедуре проведения выборов и формах участия в них палестинцев, которые проживают на территории Западного берега, в Иерусалиме, а также в секторе Газа. Кроме того, в него было включено положение, касающееся наблюдения международного сообщества за процедурой проведения выборов. Таким образом, соглашения предстают важным шагом на пути к осуществлению Декларации принципов. Особенностью данного соглашения является положение о разделении Западного берега на три района. Стоит отметить, что все они имели далеко не одинаковую степень израильской и палестинской ответственности [26, с. 293 – 295].

Договор как таковой был подписан значительно позже в Вашингтоне, спустя неделю, на официальной церемонии.

Договор Осло-2 не решил вопросы ни одной из сторон: палестинцев, так как Израильские войска по-прежнему оставались на чужой территории, палестинская юрисдикция не распространялась на еврейские поселения, поэтому они не подпадали под деятельность палестинских судов; израильтян же, так как они были недовольны переходом к усовершенствованному контролирующему палестинские территории механизму, так как израильские поселенцы не изъявляли желания следовать законам палестинских автономных властей [27, с. 337 – 338].

Недовольства в отношении договора Осло-2 не прекращались. С ними был солидарен и президент Израиля. Несмотря на это, И. Рабин продолжал свою деятельность по плану палестинской автономии. В результате оппозиция объявила его предателем еврейского государства. На митинге в Тель-Авиве 4 ноября 1995 года, выступая вместе с Ш. Пересом, он получил несовместимое с жизнью ранение. Убийцей премьер-министра стал религиозный фанатик, правый экстремист Игал Амир [27, с.340 – 341]. Страшное событие в корне нарушило течение мирного процесса.

Премьер-министром избрали нового лидера партии труда Ш. Переса. Выборы прошли на совещании израильского кабинета вечером того же дня. Ни для кого не стала неожиданностью его пассивность перед сосредоточенным давлением со стороны оппозиционного блока «Ликуд». Участились случаи проявления терроризма.

Результатом досрочных выборов, состоявшихся 29 мая 1996 года, стала победа Б. Нетаньяху, проводившего собственную предвыборную кампанию под лозунгом поддержки условий, принятых Израилем в Осло. Стоит отметить, что он дал обещание обусловить его продолжение взаимными палестинскими уступками. Также им было сформировано собственное коалиционное правительство, которое 18 июня 1996 года он представил Кнессету. В состав правительства вошли члены оппозиционных соглашению в Осло партий: центристская партия Третий путь, религиозный блок, новая русская иммигрантская партия [10; 18, с. 136 – 137; 23; 24].

Б. Нетаньяху предпринял несколько шагов, главным из которых явилась поездка в Соединенные Штаты. Целью данной поездки стала беседа с Б. Клинтоном. Общаясь с президентом Соединенных Штатов, Б. Нетаньяху отметил, что еще в начале 1996 г., т.е. со времени заключения соглашений в Осло, Израилем было выполнено обещание вывести войска из шести самых крупных городов западного берега Иордана [4; 9].

В отличие от своих предшественников Нетаньяху не стремился добиться доверия среди палестинских властей. Он непритворным шагом провокации открыл проход к Храмовой горе по туннелю древних времен, который располагался под Старым городом. Подобное поведение привело к вооруженным столкновениям верующих мусульман, которые не могли поступить иначе, ведь это пошатнуло веками складывавшиеся устои. Ситуация не осталась незамеченной мировым сообществом, которое выразило крайнее недовольство происходящим. Тут же были предприняты меры и 28 сентября Совет Безопасности ООН приказал закрыть туннель и принял резолюцию 1073, в которой подвергалась критике эскалация произвола в секторе Газа и на Западном берегу [3 ; 27, с. 342 – 343].

1 октября 1996 года. Я. Арафат и Б. Нетаньях впервые встретились наедине. Но трехчасовая беседа не принесла ожидаемых результатов: Израиль так и не решается обозначить точный срок абсолютного вывода армии с Западного берега р. Иордан. После этого президентом Б. Клинтоном было предложено 8 октября 1996 года на контрольно-пропускном пункте Эрез начать следующий этап обоюдных палестино-израильских переговоров на «среднем» уровне. Дискуссия касалась самой острой проблемы рассматриваемого временного отрезка – проблемы вывода израильских войск из Хеврона. Предварительная редакция соглашения по Хеврону была подписана 23 октября 1996 года. Ниже изучим ее подробнее. [9].

Приход правительства к власти вернул палестино-израильскую ситуацию к состоянию тридцатилетней давности. Это связано с тем, что несмотря на старания И. Рабина и Ш. Переса, правительство все же было ориентировано против образования суверенного государства Палестина, против миротворческого процесса, достигаемого с помощью двухстороннего консенсуса и толерантности.

Назревшей проблемой на пути к достижению палестино-израильского мира явилось принятие в феврале-марте 1997 года израильским правительством и кнессетом решения о сооружении дополнительного еврейского квартала в восточной части Иерусалима на горе Хар-Хома. Этот шаг был категорично воспринят и мировым сообществом. Генеральной Ассамблеей ООН 24 апреля 1997 года была принята резолюция, в соответствии с которой запрещалось строительство еврейского квартала в Восточном Иерусалиме. Стоит отметить, что на данную резолюцию Соединенными Штатами сразу же было наложено вето [5].

Премьер-министр Нетаньяху 5 марта 1997 года объявил о намерении Израиля безотлагательно перейти к завершающему этапу переговоров с палестинской администрацией. Он же предложил график, значительно ускоряющий процесс ведения переговоров до шестимесячного срока. Рекомендация была отклонена ПНА, так как из-за Израиль не выполнил ни одного обязательства, закрепленного в ранее достигнутых соглашениях. Случаи убийств в результате терактов росли в геометрической прогрессии, также углублялся и кризис в отношениях. Несмотря на остроту сложившейся на Западном берегу ситуации, Ясир Арафат и министр иностранных дел Израиля Д. Леви в конце июля 1997 года вновь начали переговоры. В результате они пришли к договоренности о возрождении деятельности совместных комиссий, к компетенции которых относится реализация мирного соглашения 1995 года (Осло-2). С волеизъявления США в августе 1997 года было закреплено соглашение о взаимодействии специальных служб Израиля и ПНА в отношении вопросов борьбы с терроризмом и обмена надлежащей информацией. Также в августе 1997 года произошло внесение поправок в карты, являющиеся приложением к договоренностям в Осло. Стоит отметить, что поправки, исходящие от правительства Израиля, носили прямо антипалестинский характер. По мнению Нетаньяху, Израиль мог провести аннексию большей части территории, которая была захвачена у Иордании [18, с. 138 – 139].

Встреча Нетаньяху и Арафата, состоявшаяся 8 октября 1997 года, рассматривалась как продолжение «мирного процесса», но к конечном счете ожидаемых результатов не принесла [27, с. 344].

В конце 1997 – начале 1998 гг. США все чаще стали предприниматься действия в отношении Палестины и Израиля. Это обусловлено тем, что руководство Соединенных Штатов в определенный момент осознало неэффективность собственной политики на Ближнем Востоке. В результате состоялось собрание, в котором приняли участие госсекретарь М. Олбрайт, а также Я. Арафат и Нетаньяху, которые специально для этой цели были приглашены в Вашингтон. Б. Клинтон возлагал большие надежды на эти встречи, так как заранее заручился готовностью сторон продолжить остановившийся миротворческий процесс. Но надежды оправдать не удалось: Нетаньяху снова сказал, что еврейские поселения на Западном берегу по-прежнему останутся неприкосновенными и израильским военным будет вверено обеспечивать безопасность проживающих там израильтян. В свою очередь, Арафат призывал палестинцев, которые проживали на Западном берегу, к мобилизации сил против Израиля [27, с. 344, 346].

В Уай–Плантейшн (штат Мэриленд, США) 23 октября 1998 г. произошло подписание «меморандума о взаимопонимании» между израильской и палестинской сторонами [11].

Соблюдение принятых условий израильтяне связали с голосованием Национального совета Палестины, посвященным подтверждению письма, адресованного Б.Клинтону от Я. Арафата, об отмене антиизраильских положений Хартии ООП (декабрь того же года). Стоит отметить, что правительство Израиля оставило за собой возможность самостоятельного распространения собственной юрисдикции на часть Западного берега. Такая ситуация могла сложиться лишь в случае единоличного провозглашения ПНА государства Палестина до подписания договоренности об окончательном статусе. Наиболее важным этапом израильско–палестинских переговоров явилось согласие палестинцев перенести вопрос об Иерусалиме на финальный этап переговорного процесса об окончательном статусе. В Меморандуме отмечалось, что каждая из сторон обязывалась безотлагательно возобновить переговоры об окончательном статусе форсированным образом и приложить целенаправленные усилия для достижения соглашения к 4 мая 1999 г. [16].

Данные обязательства снова не были выполнены, так как израильтяне всячески оттягивали этот процесс. Обращая внимание на обвинения коллег по партии в предательстве интересов нации, медлил и премьер-министр. В то же самое время американские официальные лица пытались обратить внимание на неотложность проведения досрочных парламентских выборов в Израиле и смену кабинета. Стоит отметить, что визит Б. Клинтона на территорию палестинской автономии израильскими средствами массовой информации был воспринят как признание Государства Палестина. Необратимость проигрыша израильских правых на выборах становилась все более очевидной [28].

17 мая 1999 года на выборах в Кнессет, состоявшихся досрочно, победил Эхуд Барак. Лидер «лейбористов» обещал обеспечить ускоренное проведение переговоров с палестинцами, а также организовать общенародный референдум, касающийся любого значительного соглашения, которое будет достигнуто сторонами. Первые переговоры израильской и палестинской сторон были посвящены вопросу освобождения палестинских заключенных и незамедлительной передислокации войск Израиля, но они не принесли ожидаемых результатов. В городе Шарм-аш-Шейх (Египет) 4 сентября 1999 года Э. Бараком и Я. Арафатом был подписан «Меморандум о временном порядке выполнения остающихся обязательств по заключенным соглашениям и возобновлении переговоров о постоянном статусе». На встрече присутствовали также: госсекретарь США М. Олбрайт, король Иордании Хусейн и президент Египта Х. Мубарак. Заключенное соглашение закрепило необходимость завершения переговоров о постоянном статусе в течение года. Начало переговоров было положено 13 сентября 1999 г. (в соответствии с положениями меморандума). Первоочередными стали проблемы Иерусалима, израильских поселений на палестинских территориях, палестинских беженцев, взаимодействия с иными соседями, мер безопасности, границ и другие темы, затрагивающие интересы сторон [5; 6].

Приятным известием стала встреча Барака и Арафата, состоявшаяся в ноябре 1999 года в Осло. Тогда стороны пришли к единому мнению о том, что до сентября 2000 г. окончательный палестино-израильский мирный договор будет подписан. Наблюдателем за процессом ведения переговоров выступил посол Д. Росса, назначенный президентом Б. Клинтоном. Но стоит отметить, что в течение трех месяцев переговоры так и не принесли результата.

30 апреля 2000 г. начался следующий этап встреч между палестинской администрацией и Израилем.

Новый раунд дискуссий между двумя сторонами планировалось провести 4 июня 2000 г. в Вашингтоне. Я. Арафат по-прежнему принимал во внимание возможность самостоятельного провозглашения независимости в середине сентября, Израиль же был готов к осуществлению контрмер, сущностью которых явилась аннексия части территории западного берега Иордана (правительства Израиля пытались избежать этого шага). В этой ситуации Б. Клинтон, что в ближайшее время в Кемп-Девиде необходимо провести встречу Э. Барака и Я. Арафатана. Дата проведения была назначена на 11 июля [5].

Средствами массовой информации 25 июля сообщалось, что саммит оказался безуспешным. Арафат намеревался провозгласить Палестинское государство только после 13 сентября. Ответным шагом Барака в сложившейся ситуации могло послужить занятие израильтянами всей территории, переданной Палестинской Автономии [8].

Переговоры затрагивали и вопрос о мерах безопасности в долине р. Иордан: палестинцы были против израильского военного присутствия там, выразив согласие на размещение израильских станций раннего оповещения. Замыслом израильтян стало ограничение «административным контролем» палестинского суверенитета над некоторыми районами Восточного Иерусалима (стремление как бы оторвать их от Старого города). Палестинцы выступили против этого. Но, исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что предпосылки для успешного завершения переговоров все же имели место быть [31, 283 – 286].

Обратим внимание на то, что с подачи администрации Соединенных Штатом окончание саммита явилось провалом в ходе миротворческого процесса. Но эту информацию не составит труда опровергнуть фактами, которые доказывают то, что Кемп-Дэвид целесообразнее воспринимать как очередной этап переговоров, ведь несмотря на то, что саммит завершился, делегация Израиля не прекратила переговоры с палестинцами. 38 встреч между израильской и палестинской сторонами были проведены в августе — сентябре 2000 г. в основном в иерусалимской гостинице «Царь Давид». Представители Израиля в ходе переговоров пошли на уступки в вопросе передачи под палестинский суверенитет Храмовой горы, требуя сохранения за собой израильского контроля над западным ее склоном. Палестинцы отклонили предложение, аргументируя это тем, что евреи безосновательно претендуют на какую-либо часть Храмовой горы. Помимо этого, делегация Израиля прекратила требовать суверенитет над частью Иорданской долины, а также выразила готовность отнести к ведению палестинской стороны уже 93% территории западного берега Иордана, оставшиеся 2% территории планировалось компенсировать суверенной территорией Государства Израиль. Высказанные предложения не нашли одобрения со стороны палестинцев. Таким образом, в переговорах после Кэмп-Дэвида израильтяне выдвинули жесткие условия, конкретные ограничения суверенитета, которые палестинская сторона принять не могла.

В сентябре фокус внимания переместился на события кризиса в палестино-израильских отношениях, в то время как переговоры по поводу урегулирования конфликта в Палестине отошли на второй план. 28 сентября 2000 г. А.Шарон, лидер правой израильской партии «Ликуд», в сопровождении израильских военных посетил комплекс мечети Аль-Акса в Старом городе Восточного Иерусалима. Данный комплекс является частью оккупированных с 1967 года палестинских территорий. Он именуется мусульманами как «аль-Харам аш-Шариф» («Благородная святыня»), иудеями же как «Храмовая гора» и является объектом поклонения и тех, и других. Действия А.Шарона возмутили палестинцев: это вызвало столкновения уже на следующий день, в них вмешались и израильские полицейские. В результате погибло четверо палестинцев, свыше двухсот человек получили ранения. Конфронтация распространилась практически на все территории оккупации – Западный берег р. Иордан и Газу, с палестинской стороны разрослась до восстания, получившего название «интифада Аль-Акса» [31, с. 286 - 289].


Список литературы:

1.Док. ООН S/Res 242 (1967), 24 марта 1968 г.

2.Док. ООН S/Res 338 (1973), 22 октября 1973 г.

3.Док. ООН S/Res 1073 (1996), 28 сентября 1996 г.

4. Эдди Шапиро. Главным дестабилизатором Ближнего Востока является конфликт между умеренными и экстремистскими странами / Шапиро Э. // Официальный сайт ежедневной украинской газеты «День» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.day.kiev.ua.

5. Электронная еврейская энциклопедия. Государство Израиль. Внешняя политика [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.eleven.co.il.

6. The Sharm el-Sheikh Memorandum on Implementation Timeline of Outstanding Commitments of Agreements Signed and the Resumption of Permanent Status Negotiations // Ближневосточная библиотека [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.middleeast.org.ua.

7. The Wyes River Memorandum, October 23, 1998 // Ближневосточная библиотека [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.middleeast.org.ua.

8. Арабо-израильский диалог 90-х гг. // Ближний Восток – информационный центр [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.middleeast.org.ua.

9. Палестинская проблема. Январь-декабрь 2003 г. № 19-20. // Сайт научно-исследовательского института социальных систем МГУ им. М.В. Ломоносова. Публикации [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.niiss.ru.

10. Й. Вакс. Сто лет лжи и насилия // Интернет – библиотека им. Мошкова. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: world.lib.ru.

11.Yitzhak Rabin, Speech to Graduates the National Security College, August 12, 1993. – 3 p.

12. Перес Ш. Новый Ближний Восток./ Перес Ш. – М.: “Прогресс”, “Гамма”, 1994. – 240 с.

13. Аганин А. Р. Современная Иордания / А. Р.Аганин, З. А. Соловьева – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2003. – 426 с.

14. Аль Хуффаш Фаваз. Проблема палестинской автономии / Аль Хуффаш Фаваз. – М.: РУДН, 2001. – 23 с.

15. Зайцева О. Проблема Иерусалима в палестино-израильском конфликте и в международных отношениях / О. Зайцева // Палестино-израильский конфликт в зеркале общественного мнения и международной дипломатии (после саммита в Кемп-Дэвиде и начала «интифады Аль-Акса») / под ред. А. Д. Эпштейна. – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2004. – С. 68 – 145

16.Карасова Т. А. Ближневосточное урегулирование и израильское общество / Т.А. Карасова // Ближний Восток и современность. — М.: Институт Изучения Израиля и Ближнего Востока, 1999. — Вып. 7. — С.59-78.

17. Кокошин А. А. США в системе международных отношений 80-х годов: гегемонизм во внешней политике Вашингтона / А. А. Кокошин. – М.: Международные отношения, 1984. – 304 с.

18.Кон-Шербок Д. Палестино-израильский конфликт: две точки зрения: Пер. с англ. В. Новикова / Д. Кон-Шербок, Д. аль-Алами. — М.:ФАИР-ПРЕСС, 2002. — 320 с.

19. Марака Рами Абдель Хамид Рабиа. Палестино-израильские отношения в 90-х годах / Марака Рами Абдель Хамид Рабиа // Арабские страны Западной Азии и Северной Африки. – М.: ИВ РАН, Центр стратегических и политических исследований, 2000. – Вып. 4. – С.68 – 73.

20. Мир глазами Президента Сирии Хафеза Асада. – М.: ИВ РАН, 2000. – 247 с.

21. Мишаль Н. Так это было… / Н. Мишаль. – Б. м. (Израиль): «Мискаль», 1998. – 336.

22. Мусульманские страны на пороге ХХI века: власть и насилие. Реферативный сборник. – М.: РАН ИНИОН, 2004. – 148 с.

23.Нетаниягу Б. Место под солнцем. Борьба еврейского народа за обретение независимости, безопасное существование и установление мира: Пер. под ред. В. Яковлева/ Б. Нетаниягу. — Иерусалим: Алия за Эрец Исраэль, 1996. — 672с.

24.Носенко. Т.В. Проблема Иерусалима и ближневосточное урегулирование / Т.В. Носенко // Ближний Восток и современность. — М.: Институт Изучения Израиля и Ближнего Востока, 1999. — Вып. 7. — С.78–95.

25. Панкратьев В. П. Сложный путь от Мадрида к Осло (эволюция палестино-израильских отношений) / В.П. Панкратьев // Международные отношения на Ближнем и Среднем Востоке и политика России на рубеже ХХI века. – М.: Издательство «Немыкин & Шулек Ко», 2000. – С.115 – 145.

26.Поляков К.И. Палестинская национальная автономия: опыт государственного строительства / К. И. Поляков, А. Ж. Хасянов. — М.: Институт Изучения Израиля и Ближнего Востока, 2001. — 176 с.

27.Пырлин. Е.Д. 100 лет противоборства. Генезис. Эволюция, современное состояние и перспективы решения палестинской проблемы / Е. Д. Пырлин. — Москва: РОССПЭН, 2001. — 480 с.

28.Пырлин Е.Д. Где же выход из лабиринта? (О ходе палестино-израильских переговоров об «окончательном» урегулировании) / Е.Д. Пырлин // Ближний Восток и современность. — М.: Институт Изучения Израиля и Ближнего Востока, 2001. — Вып. 10. — С. 269-280.

29. Ражбадинов М. З. Хамас и палестинская национальная администрация в 90-х годах: конфликт или диалог / М.З. Ражбадинов // Ближний Восток и современность. – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2004. – Вып. 21. – С. 129 – 139.

30. Федорченко А. В. Израиль в начале XXI века. Обзор политических событий и экономического развития за 2003 г. / А. В. Федорченко, О. А. Зайцева, Д. А. Марьясис. – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2004. – 228 с.

31.Чистяков А.Ф. Палестино-израильский конфликт: от переговоров к конфронтации / А.Ф. Чистяков // Ближний Восток и современность. — М.: Институт Изучения Израиля и Ближнего Востока, 2001.– Вып.12.– С. 260–290.

32. Штереншис М. История Государства Израиль. 1896 – 2002 / М. Штереншис. – Герцлия: ISRADON, 2003. – 832 с.

33. Щевелев С.С. Палестинская проблема и Палестинское движение сопротивления (1947 –2001). Курс лекций / С. С. Щевелев. – Симферополь. – М.: «Пармекс». –172 с.

34. Щевелев С.С. Попытка мирного разрешения арабо-израильского конфликта – палестинский аспект / С.С. Щевелев // Востоковедный сборник. – Вып. 5. –Симфереполь: ТЭИ, 2002. – С. 34 –48.

35. Щевелев С. С. Палестино-израильский диалог в 1991 – 1993 годах (Мадрид – Осло – Вашингтон) /С.С. Щевелев // Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского. – 2002. – Т. 15 (54). – №1. – С. 71–80.

36. Gresh A. The European Union and Refugees Question // Palestinian refugees: The right of return / Ed. By Aruri N. – L.; Sterling (Va): Pluto press, 2001. – P. 82 – 86.

37. Suleiman J. The Palestinian Liberation Organization From Right of Return to Bandustan // Palestinian refugees: The right of return / Ed. By Aruri N. – L.; Sterling (Va): Pluto press, 2001. – P. 87 – 104.

38. Makovsky D. Making peaсe with the PLO: The Rabin government’s road to the Oslo Accord. – Boulder (Col.); Oxford: Westview press, 1996. – XIII, 241 p.

39. Mossad J. Return or Permanent Exile? // Palestinian refugees: The right of return / Ed. By Aruri N. – L.; Sterling (Va): Pluto press, 2001. – P. 105 – 122.

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2016 Дмитрий Аркадьевич Малышев